olga_podolska: basic wighte (Default)
В комментариях к прошлому посту [livejournal.com profile] in_out_in процитировала Раневскую: "Если человек тебе сделал ЗЛО — ты дай ему конфетку, он тебе ЗЛО — ты ему конфетку… И так до тех пор, пока у этой твари не разовьётся сахарный диабет."

Я, надо сказать, Раневскую обожаю: гениальная актриса, с обалденным чувством юмора, интеллектуальная. Но за образец душевного здоровья я её не советовала бы принимать ни в коем случае. Все подобные фразы (сюда же ещё относятся крылатые высказывания типа "Улыбайтесь, это раздражает", "Люби своих врагов, это лучший способ действовать им на нервы" и т.п.) являются, говоря сухим языком психологического протокола, выражением пассивно-агрессивной позиции.

Чем это плохо?

Нормальная агрессия, вообще говоря, нужна человеку для того, чтобы защитить свои границы. Иными словами, для того, чтобы ему самому стало жить лучше. Если кто-то стоит на вашей ноге - вполне разумно и даже желательно проявить некоторую агрессию для того, чтобы его с этой ноги сдвинуть, правда же? Ключевой момент - ваши силы в таком случае направлены на то, чтобы улучшить вашу собственную жизнь. Во всех же процитированных случаях вектор силы направлен не то, чтобы вам стало лучше, - а на то, чтобы другому стало хуже. Чувствуете разницу?

Понятное дело, иногда случаются ситуации, когда даже несмотря на то, что человек испытывает злость, не является разумным выражать её непосредственно, а наоборот, вполне конструктивным поведением будет злость сдержать и, фигурально выражаясь, "улыбнуться и дать конфетку". Ну, скажем, если вы торопитесь и вас останавливает гаишник для проверки документов - есть вероятность, что вы таки разозлитесь; но сообщать об этом гаишнику было бы неконструктивно, гораздо действеннее всё же улыбнуться и предъявить эти самые документы: не для того, чтоб у гаишника развился диабет, а просто для того, чтоб отвязаться от него как можно быстрее.

Однако же часто в жизни случаются ситуации, когда злость желательно не только осознавать, но и адекватным образом выражать. Ведь что происходит, если кто-то по отношению к вам делает что-то не то, что-то, что вас злит и обижает, а вы ему за это конфетку? - это неадекватное выражение злости, и в подобных случаях вы сами, своими руками, организовываете ему положительное подкрепление его неправильного поведения по отношению к вам. Положительное подкрепление называется так именно потому, что закрепляет поведение, по отношению к которому применяется. Иными словами, человек, которому вы дали конфетку, по-прежнему продолжит "делать что-то не то, что вас злит и обижает". Ваша жизнь ухудшится, его...

...его, кстати, тоже вполне вероятно ухудшится: он заработает диабет, или, возвращаясь к менее метафорическому уровню описания, закрепит неправильные паттерны поведения, за которые потом уже кто-то другой, не вы, таки навешает ему люлей - но вам, увы, от этого лучше уже не станет. Именно так формируется странная ситуация, когда "со мной все ведут себя как гады, а с другими как зайчики". Если это похоже на вашу ситуацию - то, видимо, подкрепляете вы что-то не то.

Чаще всего это происходит из-за детской надежды, "вот я щас дам ему конфеток, и тогда он поймёт, что делает зло". Увы, оно так не работает, оно работает совсем наоборот, в том числе и у тех, кто испытывает эту странную надежду, кстати говоря. Вот вы, вы лично, вы часто сидите на стуле? Часто? Причем стул, можно сказать, позволяет вам на нём сидеть: он очевидно не сопротивляется, милый, разве что конфеток не дает. То есть, действует строго по описанному в начале этого абзаца плану. Но что, явилось ли это прекрасное поведение стула основанием для того, чтобы хоть раз, хоть один-единственный раз, вы позволили вашему стулу посидеть на вас?! Ах, вы считаете, что это такая функция стула, чтоб на нём сидели...

Вот так же и другие люди. Они все разные, и это пресловутое "зло" для всех тоже более-менее разное: что русскому хорошо, то немцу смерть. Поэтому человек, которому вы даёте конфетки, в жизни не догадается, что то, за что вы эти самые конфетки ему даёте, для вас - зло, пока вы ему об этом не скажете и не прекратите давать конфеток. Пока всё это происходит, он будет вполне искренне считать, что это такая ваша функция, чтобы на вас сидели, зло для вас - вовсе никакое не зло, а сплошное удовольствие.

В общем, главное, к чему я веду: по главной сути жизнь проста.

Улыбаться лучше, когда у вас хорошее настроение, а не тогда, когда вам хочется кого-то раздражить. Конфетки давать, когда человек вам приятен.
Когда же вы злитесь, лучше прямо и откровенно говорить о причинах своей злости, так у человека как минимум будет шанс понять, что он был где-то не прав.
И, главное, ваша собственная жизнь от этого будет иметь шанс стать лучше.
olga_podolska: basic wighte (Default)
Казалось бы, ежу понятно, что лучше быть, чем казаться. И я, конечно, полностью согласна с этим. Только это непросто, очевидная житейская методика здесь, парадоксальным образом, приносит больше вреда, чем пользы, и заводит в тупик невроза.

Ведь как рассуждает нормальный человек?

Предположим, ему захотелось быть добрым, а не просто казаться им.

"Если я испытываю злость, но при этом в морду не даю, а вовсе даже угощаю обидчиков конфетами - то это я лишь создаю видимость! Кажусь добрым", - думает он. "Надо всё-таки быть, а не казаться. Надо злости на обидчиков не испытывать."

Ну, сказано - сделано. Злость раз за разом вытесняется в бессознательное, и через некоторое время, сюрприз, человек перестает её испытывать. Привык. Правда, в это самое время разгуливается психосоматика, близкие садятся на голову, и начинаются эмоциональные срывы: то вдруг наорал на кого-то, то камнем швырнул "за правое дело". Не испытывая никакой злости, вестимо. Ага.

Всем нам доводилось встречать ярких представителей этого типа где-нибудь поблизости от церкви: благообразные старушки, злобно вплоть до рукоприкладства одергивающие тех, кто им кажется нарушающими порядок, - это как раз жертвы подобной попытки быть, а не казаться.

Как же быть?

Если принять за аксиому, что цельный человек одномерным быть не может, то получится, что в нём должно быть всё, и злость, и доброта; вопрос только в пропорциях. Добрый человек при таком раскладе тоже может злиться, осознавать свою злость, и сам решать, что с нею делать: выплескивать в виде хука в челюсть или сдерживать, угощая обидчика конфетами.

Но если хочется себя изменить. Если те пропорции, которые наблюдаешь в себе, кажутся какими-то неоптимальными: чувствуешь, что злишься, хотя умом понимаешь, что злиться тут совершенно не на что. Выплескивать такую злость весьма неконструктивно, сдерживать с точки зрения социума лучше, но к желанному состоянию, когда доброты больше, чем злости, тоже не приближает. Как же быть? - Начинать разбираться в себе, возможно, с психотерапевтом.

Ведь что означает, что человек злится, "хотя понимает, что не на что"? - это означает, что ему на больную мозоль наступили, про которую он, может, и не знает ничего. Так бывает даже с физическим телом: порезался - и не заметил. А уж с душой человеческой вообще сплошь и рядом. И тут уж наступили даже если легонько совсем, - кто при таком раскладе не взовьется с адским криком?

К счастью, раны эти можно вылечить. Часто получается и самостоятельно, тут самое хитрое - научиться их обнаруживать. Уже само обнаружение обладает целительным потенциалом, но вот обнаруживать как раз бывает довольно сложно. Зато, когда хотя бы основные раны вылечены, у человека больше не возникает побуждение "злиться, хотя и не на что" - он становится вполне себе добрым человеком: злится изредка и по делу. Но путь к этому состоянию обязательно проходит через принятие себя целиком.

В общем, конечно, лучше быть, а не казаться.
Но быть по-настоящему.

Горе

Feb. 15th, 2010 10:46 am
olga_podolska: basic wighte (Default)
Смерть близкого человека – горе, которое большинству из нас приходилось переживать, и, скорее всего, каждому придется переживать в будущем. Уходят старики, рано или поздно уходят родители, друзья, иногда супруги, а иногда, как ни горько об этом говорить, уходят даже дети…

Можно ли помочь человеку, у которого горе, и если да, то как? Ведь исправить случившееся никому не под силу.

как совершается работа горя и что она дает )
olga_podolska: basic wighte (Default)
Изначально, биологическая агрессия - это инструмент эволюции. Её энергия, энергия витальной агрессивности, совершенно необходима человеку для самоутверждения, адаптации, и вообще присвоения жизненно важных ресурсов. Без этой энергии невозможно также никакое поведение, направленное на устранение или преодоление того, что угрожает физической или психической целостности организма, и с этой точки зрения агрессия - штука полезная.

А что же с пасивной агрессией? )

Если вы узнали в пассивно-агрессивном поведении себя - пора задуматься, где вы ушли от ответственности, и как пассивную агрессию превратить в осознанную. Проанализировать, чего вы хотели бы этим добиться, и выразить это прямо, и максимально понятно для собеседника. К сожалению, в тех случаях, когда агрессия была заблокирована с детства, - часто и умения её выражать социально-приемлемым способом не образовалось. Если, задумавшись об агрессии, вы представили, как вы разносите к чертям собачьим в мелкие клочья холодильник, манную кашу и яичницу - то осваивать это умение лучше с психологом. Понятно, что любая энергия может стать деструктивной, если использовать её без техники безопасности, - но это не повод ею вообще не пользоваться.
olga_podolska: basic wighte (Default)
Чувство вины – это очень особенное чувство. Очень особенное. Я в курсе, что так по-русски не говорят, - но нет других слов, чтоб описать мои от него впечатления. Это впечатления психолога, позиционирующегося в т.ч. как телесно-ориентированный терапевт: именно с телесной точки зрения чувство вины сильно отличается от всех других чувств.

Самой сутью телесной парадигмы психотерапии является постулат о том, что чувства живут в теле. И это не пустые слова, из наблюдений местожительство всех чувств давно известно: любовь – в сердце, страх – в животе, и т.п., если упрощенно. И только «чувство вины» - это такое чувство, у которого нет какой-либо определенной локализации в теле, произведение чисто мозгового усилия, агрессия против самого себя. То есть, такая фиговина, которая в теле, не обезображенном интеллектом, положительно невозможна.

Что же испытывает тело? Ответ уже был дан выше: агрессию. Тело испытывает агрессию, которую интеллект, знатный стрелочник, запрещает; а поскольку от факта некуда деться – чувство-то есть! – то интеллект его истолковывает как относящееся к себе самому, «переводит стрелки» – и таким нехитрым образом получается чувство вины. На кого же, собственно, эта агрессия была изначально? Если не на себя – то на того, стал быть, кто обидел? То есть, чувство вины – это инвертированная обида? Странно подумать.

Рассмотрим на примере моих любимых хрюлипум.

1. Итак, есть хрюлипума, 1 шт., которая любит хрюлибубать. У хрюлипумы есть родители, 2 шт: хрюлипапа и хрюлимама. Они хрюлибубанье считают неприличным. Но пока хрюлипума маленькая, ей всё сходит с рук, и сколько бы она ни хрюлибубала, взрослые только умиляются, и даже подсовывают ей самые веселые бубы. Но вот наступает взросление… и!

2. В один далеко не прекрасный день хрюлимама, заметив, что хрюлипума опять тянется к бубе, морщит нос, - и отбирает бубу. Какова совершенно естественная реакция всякого живого существа на то, что у него отбирают такую прекрасную, такую восхитительную бубу? Правильно, дать в лоб обидчикам, отобрать свою бубу обратно, и бубиться дальше в своё удовольствие. Но. Это же мама. Ей давать в лоб, знаете ли, чревато…

3. Итак, остается наша несчастная хрюлипума без бубы, но зато со своей агрессией, которую выразить она по адресу никак не может. (На самом деле настоящие живые хрюлипумы чаще всего таки поначалу пробуют – но им это дело быстро отвыкают. Ибо нефиг.) В дальнейшем любая хрюлипума с каплей мозгов быстро понимает, что для того, чтобы её мама любила, хрюлибубать противопоказано: мамы этого не любят, а любовь матери жизненно важна для нашей маленькой хрюлипумы! Она ведь несамостоятельная ещё пока.

4. И в дальнейшем каждый раз, когда она захочет хрюлибубу, у неё будет возникать эта агрессия – агрессия на тех, кто ей запрещает хрюлибубать, - и каждый раз она её по привычке будет оборачивать на себя: «это я плохая, что мне такого хочется». Здравствуй, чувство вины! Хрюлимама может быть довольна: из дочери вырос прекрасно воспитанный, абсолютно приличный хрюбенок.


Собственно, описанный выше механизм – это механизм образования совести. В норме, как я уже говорила, совесть помогает человеку воздерживаться от неблаговидных поступков, то есть не хотеть всяких недозволенных хрюлибуб. Прекрасная психологическая защита типа «зелен виноград», подробнее см. труды великого знатока душ Крылова И.А.

Однако же, иногда недозволенным становится вообще любое удовольствие, счастье в жизни, да что там! – иногда и сама жизнь. И вот тогда хрюлипуме приходится туго: жить-то, знаете ли, всё-таки хочется, какая б она ни была зеленая и несовершенная, эта жизнь. Это уж к совести отношения не имеет, ибо избегать этого как-то вовсе уж нерационально выходит, цена избегания несоразмерно велика. И тогда – см.п.4 – возникает чувство вины, её так и называют – «экзистенциальная» - которое, в принципе, позволяет этого не избегать. Не жить, но хотя бы существовать позволяет: правда, плохо, мучаясь чувством вины. Но, знаете ли, лучше плохонько, чем вообще никак, - думает обычно хрюлипума, и утешает себя тем, что, мол, а кто вообще счастлив? Кто это счастье видел, ваще?

Если вдруг вы заметили у вашей хрюлипумы чувство вины, которое рационального объяснения не имеет – срочно ищите, кто её обидел. Скорее всего, основания для обиды были, и вполне рациональные; то ли лишили чего-то желанного, то ли навязывают что-то лишнее; но дать в лоб она боится: фантомные страхи из прошлого. (По здравом размышлении скажу, что в лоб-то действительно лучше не давать, это хулиганство и административно наказуемое деяние.) Но ведь теперь у неё есть вы? Вы, как разумный взрослый человек, можете придумать, как защитить несчастное существо с помощью слов и действий, не противоречащих Уголовному Кодексу? Может быть даже, - мне страшно это предлагать - но, иногда? В некоторых случаях? Осторожно, под присмотром, м?

…возможно, вы даже позволите ей похрюлибубиться. :)
olga_podolska: basic wighte (Default)
Агрессия, в психологическом смысле, - это противоположность пассивности. Они даже похожи, эти слова: агрессивность - пассивность.

В бизнесе, например, к агрессии относятся положительно: "фирма избрала агрессивную стратегию роста" - это, пожалуй, комплимент.
В остальном обществе к этому относятся отрицательно: "человек избрал агрессивную стратегию поведения" - это, скорее, осуждение.
А между тем, агрессия - страшно полезная штука. Главное, уметь ею управлять.

Известный американский психотерапевт Александр Лоуэн в своей книге "Удовольствие: творческий подход к жизни" много места посвятил агрессии. Он пишет:
"Агрессия означает движение вперед, к цели, по направлению к человеку или объекту. Пассивность - это торможение такого движения. Человек может проявлять агрессивную враждебность или агрессивное принятие, точно так же, как может быть пассивен в выражении враждебности или принятия. Очевидно, что слово "активный" нельзя использовыать в этом контексте как противоположность пассивному, поскольку ему недостает оттенка направления или цели. Агрессивный игрок в теннис преисполнен решимости выиграть, тогда как активный игрок может не иметь такой цели."

Понятно, что жизнь - игра, в которой процесс важнее результата, ибо наступление окончательного результата хочется оттянуть подольше. Но чтобы процесс доставлял удовольствие, иногда неплохо бы ставить и достигать цели. Промежуточные, таксть, результаты пожинать. "Агрессивная стратегия поведения", она бывает очень полезной в этом смысле. Тут главное не впасть в другую крайность, вот и всё.
olga_podolska: basic wighte (Default)
То, что изложил в своих трудах по биологической агрессии Ф.Перлз, было известно, оказывается, древним славянам ещё когда они жили в лесу и молились колесу. Было даже и слово такое прекрасное - "ярь" - означашее агрессивную жизненную силу: собственно, как раз то, что умно и академично Перлз назвал биологической агрессией. И связь этого понятия с сексуальностью у древних славян тоже прослеживалась прекрасно! Достаточно заглянуть в современный словарь, сохранивший целую кучу образованных от этого корня слов.

О сексуальности и плодоношении:

Ярочка - молодая овечка, достигшая эээ... сексуальной зрелости, но потомства ещё не имевшая.
Яровые культуры - культуры, которые плодоносят быстро, в течение одного сезона: весной высеяли - летом уже собрали урожай.

Об агрессии:

Ярость - сильный гнев; но при этом ещё - неукротимость, крайняя устремлённость, напор; причём всё это возможно даже без гнева (агрессия не равна злости).
Яркий - дающий сильный свет, сияющий, ослепительный (иными словами - агрессивно лезущий в глаза, невзирая на то, что они сами об этом думают).

В общем, слово "ярь" мне на каком-то внутреннем уровне кажется гораздо понятнее, и, наверное, даже нравится гораздо больше, чем "биологическая агрессия".
Жаль, что его использование сразу придаёт сказанному некий подчёрнуто славянофильский дух, типа чудище в мокроступищах шагает на позорище.
Или это мне кажется и "ярь" звучит совсем не так?...
olga_podolska: basic wighte (Default)
О сексуальности говорил ещё Фрейд, сводя к ней вообще все психологические проблемы человека: таково уж было время, пуритане! - им тяжко живётся... О человеческой агрессии он тоже говорил, но как-то вкользь. В наше время, по моим наблюдениям, проблем с сексуальностью значительно меньше, и решаются они значительно проще; пуритане как тренд практически прекратили своё существование; не то с агрессивностью. Мы щас очень все толерантные, неагрессивные совсем, слово "агрессия" воспринимается как ругательство. Правда, войны на планете не только никак не утихают, но всё разгораются и разгораются, коллективное бессознательное не пропьёшь; но в рожу соседу дать ни-ни! Толерантность - это наше пуританство по отношению к агрессии...

Поэтому в психологической литературе сейчас уделяется уже значительно больше внимания агрессии, чем сексуальности, - Перлз, как оказалось, вообще всю свою концепцию изначально вывел из биологической агрессии. И много писал о войне как проекции паранойяльной агрессивности, возникающей в том случае, если нормальная биологическая агрессия подвергается вытеснению. Но Перлз - это почти современник, поэтому я так и считала, что повышенное внимание психологов к агрессии - это примета времени.

Сейчас читаю Роберто Ассаджиоли, "Самореализация и психологические нарушения"и там тоже про агрессию! )

...А ведь Ассаджиоли больше века назад жил. В одно время с Фрейдом почти... Короче, у меня теперь новая любовь, помимо Минделла: прекрасный итальянец Роберто Ассаджиоли. Я его и раньше уважала, - но это была ещё не страсть. Сейчас, чем больше читаю - тем больше обожаю. :)

В общем, раз такое дело, я чувствую, пора мне два новых тега заводить, сексуальность и агрессия. Пусть будет для памяти.
olga_podolska: basic wighte (Default)
Мир, безусловно, внимательно прислушивается к происходящему в нём. Принимает, так сказать, участие. Даже в приватных разговорах.

Приватный наш разговор с [livejournal.com profile] web_mistress, начатый в реале, плавно переехал в её ЖЖ, и в итоге вывалился на меня с книжной полки томиком Фредерика Перлза, который сам собой открылся на нужной странице. Ну, против такой массовой атаки я не могу устоять. Придётся пока наскоро перепечатать Перлза - свои мысли, как обычно, дополняющие и расширяющие, сформулирую, когда время будет (грустно взглянув в сторону списка незавершённых дел)... ну, в общем, - когда-нибудь потом.

Фредерик Перлз
Эго, голод и агрессия

чего в гештальте думают об агрессии )
olga_podolska: basic wighte (Default)
Как клинический психолог со специализацией по ПТСР, я в своей практике всё это время выстраивала некую чувственную систему работы с психологической травмой, обоснованную в том числе и интеллектуально. Никто, что показательно, мне ни слова об этом не говорил, - профессора о другом говорили много, о техниках всяких, но разрозненно как-то, да и классические техники заставляли вспомнить рекламное: "не все йогурты одинаково полезны". До всего приходилось своим умом доходить... И вот сейчас, когда я уже почти выстроила свою собственную систему, - мне попалась в руки книга американца Питера Левина, написанная им 30 лет назад, но изданная у нас совсем недавно, - в которой он буквально её же и излагает! Мою выношенную, выстраданную систему работы с ПТСР! Вплоть до совпадения упражнений!
Какой удар со стороны классика!... (с)

"Соматическое переживание" - телесно-ориентированный метод, разработанный Питером А. Левином для работы с шоковыми травматическими переживаниями.
Я себя чувствую приблизительно как персонаж Мольера, неожиданно обнаруживший, что разговаривает прозой.

Ну што ж. Придётся излагать в виде конспекта...

Пробуждение тигра - исцеление травмы
Природная способность трансформировать экстремальные переживания

Питер А. Левин, доктор медицины, психотерапевт, автор метода "Соматического переживания"

Посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР) - что же такое ПТСР? конспект теории... )

January 2012

S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
2223 2425262728
293031    

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 27th, 2017 06:53 pm
Powered by Dreamwidth Studios